27 февраля, в шестую годовщину убийства знаменитого оппонента Путина Бориса Немцова, в гайд-парке в Горно-Алтайске прошёл митинг его памяти. Короткое видео и краткий репортаж оттуда мы уже публиковали. Ниже подробный вариант.

Хотя гайд-парк используется для митингов и разных политических акций уже несколько лет, до сих пор находятся граждане, которые не понимают, «чего вы там встали на пустыре» и «почему нельзя на площади собраться». Поясняем еще раз: гайд-парк – это площадка в городе, предназначенная для проведения публичных мероприятий без согласования с властями города, куда может собраться не более 100 человек.

Минута молчания

На митинг памяти собрались всего 7 человек. Кроме того, присутствовали двое полицейских из ППС (их присутствие на многолюдном митинге ещё можно было бы понять, но когда собирается 7 человек...) и, как подсчитал наш коллега, около 14 человек из, очевидно, ФСБ, центра "Э", прокуратуры, администрации города и чёрт знает откуда ещё. То есть, всего присутствовало 23, более 2/3 из которых были тайными или явными соглядатаями.

Выступали (и даже спорили в завязавшейся дискуссии) депутат Госсобрания Мария Дёмина, Сергей Михайлов, юрист Павел Смирнов и общественный активист Борис Ревенко.

Митинг начался с минуты молчания в память по убитому Борису Немцову: учёному-физику, яркому общественному активисту, губернатору Нижегородской области, первому заместителю председателя Правительства России, депутату Госдумы, и, на момент убийства – сопредседателю Партии народной свободы (ПАРНАС) и действующему депутату Ярославской областной думы.

Два способа смерти были разведены

Затем Сергей Михайлов процитировал известного журналиста Юлию Латынину: "Борис Немцова и Кара-Мурза — две ключевые фигуры, которые пролоббировали, сколько вообще какой-нибудь русский политик мог лоббировать акт Магнитского, в результате которого под санкциями оказалось ближайшее окружение Путина.

И вот это страшное…не совпадение, а страшная хронология, мне кажется, она ставит крест на версии, которая мне самой очень нравилась, и я ее много раз повторяла, что типа Путин был в шоке от убийства Немцова. Вот точно так же, как нам распространяли рассказы о том, что Кара-Мурза сам наглотался таблеток, там нам распространяли рассказ о том, что Путин был в шоке, что он топал ногами, что он отдал приказ найти убийц. Теперь, извините, я сама повторяла этот рассказ, он мне казался правильным. Потому что мне казалось, что это был способ чеченцев выслужиться перед Путиным.

Теперь я понимаю, что, скорее всего, это было скоординированной операцией. И специально два способа смерти были разведены. Потому что смотрите, два человека лоббируют «акт Магнитского». И один из них, по идее, должен был непонятно с чего умереть, а другого — ну вот чеченцы застрелили. Если бы оба умерли непонятно почему, было бы подозрительно. Если бы обоих застрелили чеченцы, не поверил бы никто, что Путин топал ножками. А так мы видим операцию, и в обеих случаях объектами оказываются те, кто нанес удар по личному окружению Путина, более того, по кошелькам этого личного окружения".

Затем Сергей Сергеевич добавил, что, на его взгляд, после отравления Навального, после расследований Христо Грозева, которые свидетельствуют, что в неудачной попытке отравить Навального участвовали те же сотрудники ФСБ, что следовали и за дважды отравленным Кара-Мурзой, очевидно, что и Немцов был убит по воле Путина.

Мария Дёмина: очему-то в расследовании убийства

Немцова мы пока не видим логического завершения"

Мария Дёмина в своём выступлении заняла более умеренную позицию. Она считает недопустимым убийство политических оппонентов власти, в цивилизованном государстве быть такого не должно. К тому же, она обратилась к соглядатаям: «Молодой человек, вы продолжайте снимать, чтоб всю мою речь, а не «хвост» могли донести до своих начальников. Я считаю, что это (убийство политических оппонентов, - прим.ред.) должно быть в Российской Федерации исключено. У нас правовое государство и Президент России – я сегодня не могу отрицать – требует наведения порядка. Но почему-то в расследовании убийства Немцова мы пока не видим логического завершения».

У этой банды не было и сейчас нет никакого выхода

кроме как устранять и убивать таких людей совести

Борис Ревенко считает, что Борис Немцов – один из последних крупных политиков, который имел совесть: «Все, что двигало им, будь он вице-премьером или руководителем движения солидарности «Молодой России», – это совесть и патриотизм... У этой банды не было и сейчас нет никакого выхода кроме как устранять и убивать таких людей совести как Навальный, таких людей-философов как Кара-Мурза, таких людей как Борис Ефимович Немцов. Это закономерно, это плановая система. Навальный очень хорошо показал это все – создана средневековая система уничтожения своих противников – тех, кто непосредственно для «могучей кучки» представляет опасность...» Ревенко напомнил о книгах-расследованиях Немцова ("Путин. Итоги. 10 лет", "Путин. Коррупция", "Путин. Жизнь раба на галерах. Дворцы, яхты, автомобили, самолёты и другие аксессуары", "Зимняя Олимпиада в субтропиках"), "и о том, что «враг у нас один – коррупционная, беспардонная, наглая бандитская власть».

Нет государственному терроризму!

Сергей Михайлов вновь взял слово и предложил в резолюцию фразу: "Нет государственному терроризму!" В обоснование предложения он напомнил о том, что «государство в России официально очень сурово карает не только за собственно терроризм (за него серьёзно наказывают во всём мире), но даже за его публичное оправдание или якобы оправдание можно получить сроки, сравнимые со сроками за реальные убийства. Наглядный пример – суды над блогерами и журналистами, по мнению властей, как-то оправдывавшими мальчика, взорвавшего себя в приёмной ФСБ в одном из регионов. В то же время последние события показывают, что государство, наивно рассчитывая, что его преступления останутся тайными, само вовсю практикует государственный терроризм – в ФСБ, том самом органе, который должен бороться с террористами, существует целое НИИ, производящее для этого яды и так далее. И я, честно говоря, не знаю, как мы тут можем реагировать, когда с одной стороны, даже какие-то слова про терроризм говорить нельзя, а в то же время само государство занимается терроризмом...»

Павел Смирнов считает, что в таком случае власть просто надо менять, «потому что терроризм не должен быть приемлем вообще нигде». Он также отметил, что два года назад, тоже в день памяти Бориса Немцова вносили подобную резолюцию (в части того, чтобы одну из улиц Горно-Алтайска назвать именем Немцова), но администрация города никак не отреагировала. Павел Анатольевич считает нужным внести резолюцию повторно.

Про халатность

Тут возникла дискуссия – Мария Дёмина сочла такой пункт резолюции слишком резким: «Мне кажется, нельзя приравнивать людей, которые совершили какие-то действия в отношении Навального и его отравления, к государственному терроризму, потому что у нас с вами всё равно доказательств нет. Потому, полагаю, нужно ограничиться фразой «Терроризму – нет!», ибо, Сергей Сергеевич, вы сами понимаете правовые последствия».

Сергей Михайлов отметил, что, наверное, теоретически можно предположить, что Путин виновен не впрямую в отдаче приказов об убийствах, а, так сказать, в халатности – вовремя недосмотрел, а когда убийства были совершены, не покарал слишком самостоятельных генералов.

Борис Ревенко в ответ на эти слова ехидно заметил, что халатность была со стороны ФСБ – недоотравили Навального, причём Навальный не первый и не второй из тех, кто выжил в таких вот обстоятельствах. А причина этих неудачных актов государственного терроризма, по мнению Ревенко, в том, что за минувшие 30 лет из МВД и ФСБ ушли профессионалы, а остались те, для кого ориентир – только деньги...

За что несёт ответственность Путин?

«Мы когда листовки с приглашением на митинг расклеивали, мы там писали фразу «Требуем правосудия!» Мария Фоминична, может быть, на этой формулировке сойдемся тогда?» – предложил Сергей Михайлов.

«Прежде чем требовать правосудия, мы требуем до конца расследовать гибель Немцова», – сказала Мария Демина. Сергей Михайлов предположил, что это тоже относится к правосудию, но Демина и Смирнов поправили: с юридической точки зрения это не так, поскольку правосудие осуществляют суды. «Хорошо, требуем проведения расследования и правосудия. А что касается нашего небольшого спора с Марией Фоминичной, который сейчас возник, мне кажется, что глава государства много лет позиционирует себя как человек, который контролирует все, – сказал Михайлов. – Понятно, что на самом деле это не так и правая рука часто не ведает, что делает левая, и предположения Латыниной – они достаточно вероятны, но это предположения. В любом случае, когда члены государственной организации, ФСБ, такими вещами занимаются – ну, наверное, речь идёт об организации...»

- Коллеги, я не знаю, согласитесь вы со мной или нет, у нас возникла дискуссия, но я полагаю, что если мы считаем себя представителями этого государства... я как представитель своих избирателей не могу так говорить. Полагаю, негоже на публику говорить таким образом, потому что последние выступления Путина, послания Федеральному Собранию содержат очень разумные вещи, которые согласуются с интересами населения. Другой вопрос, что на местах, в том числе в Республике Алтай, это не исполняется, и мы с вами должны требовать, чтобы это исполнялось. И когда мы выходили на митинги, всегда требовали исполнения указов президента по заработной плате, и конечно мы должны настоятельно требовать, чтобы были доведены до конца действия, связанные с расследованием убийства Немцова. Потому что любого из нас, если не будет положен этому предел, сегодня могут подстрелить или что-то ещё с нами сделать, – отметила Мария Демина. – И мы с вами должны бороться за цивилизованное государство и главе государства напоминать, что он несёт ответственность за то, что происходит в Российской Федерации, и это будет в рамках Конституции и это будет правильно.

Павел Смирнов в свою очередь напомнил, как Путин в 2005-м году заявлял, что формирует вертикаль власти, в которой он, Путин, будет нести ответственность за всё, за каждого конкретного чиновника: «Полагаю, что ему нужно напомнить его же слова. Когда же вы отвечать-то начнете, Владимир Владимирович? Путина к ответу!»

Про президента, как символ государства, и президента - чиновника

Мария Демина напомнила, что разговор в данный момент идёт не личный, а на аудиторию, и «когда в 2018 году шла избирательная кампания, я как руководитель отделения партии «Родина» и само отделение работали на другого кандидата, Павла Грудинина, потому что мы считали, что не может и не должно так долго находиться одно и то же лицо у власти! Но когда народ избрал Путина и мы не доказали обратного, мы при любых обстоятельствах должны с уважением относиться к этому институту власти и требования предъявлять в рамках закона».

Сергею Михайлову показался интересным этот момент: «Когда мы обращаемся к президенту как к должности, мы должны проявлять уважение – это живой символ государства, как флаг, герб и гимн, и мы говорим: «Президент Икс, издайте указ о расследовании», а есть то, о чем говорил Павел – мы обращаемся к человеку, который уже издал некие распоряжения и должен за них отвечать. За них отвечает не должность, а конкретный чиновник, Путин Владимир Владимирович. Ну так, наверное, пора уже ему вопросы задавать о качестве его правления, всё-таки 21-й год он нами правит».

Борис Ревенко считает, что, конечно, «должность президента надо уважать и это правильно, но надо иметь в виду, кто эту должность занял, каким способом и зачем он там вообще сидит. Он отвечает за каждого судью федерального - то есть даже районного уровня, но такая судебная система, которая создана за последние 20 лет – это уму непостижимо. Как будто специально собрали их со всей страны, чтобы они творили "кривосудие" – вот живые свидетели, и Мария Фоминична, и Павел Анатольевич...»

Компромиссная резолюция

В качестве компромисса собравшиеся договорились, что в резолюции митинга будет два пункта:

1. Требуем завершить расследование убийства Немцова.

2. (напомнил Павел Смирнов) – повторно предлагаем властям Горно-Алтайска назвать одну из улиц нашего города именем Бориса Немцова.

Подготовили Сергей Михайлов и Инна Жулаева

P.S. Гайд-парк, как место для регулярных дискуссий

На этом митинг завершился. Тут же, пока ещё никто не ушёл, Сергей Михайлов озвучил мысль, которая возникла в ходе дискуссии: «Предлагаю вспомнить о том, что изначальный "Гайд-парк" в Лондоне – это прежде всего не место для массовых митингов, а место для дискуссий политических ораторов. Статус нашего гайд-парка (возможность собираться хоть каждый день в количестве до 100 человек) и современные технологии (прямая трансляция в Интернете) позволяют превратить гайд-парк в регулярно действующую дискуссионную площадку, куда будут приходить, прежде всего, желающие выступить или задать выступающим вопросы, а все желающие смогут наблюдать за прямой трансляцией дискуссии через Интернет (и в режиме реального времени задавать вопросы) или смотреть дебаты в записи. Вот сейчас у нас с Марией Фоминичной состоялась хорошая политическая дискуссия... Если эта идея начнёт воплощаться в жизнь, то на дискуссиях в гайд-парке вместо плакатов появятся складные стульчики, а в социальных сетях появятся постоянно действующие сообщества, где будут обсуждаться очередные темы дебатов, список ораторов и так далее».

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 голосов)