Расул Мендешев: - Я по поводу статьи, которая вышла у вас на сайте, «Как кидают с зарплатой на российских стройках», Мендешев Расул Данилович. Вы так прошлись по мне, но вас же в детали не посвящали, вы просто опубликовали статью? То есть можно было бы написать, что Мендешев еще восьмерых убил, и вы бы просто так опубликовали, что ли?
Сергей Михайлов: Просто так нет, но мы с этим автором сотрудничаем много лет.
РМ: В том и дело. У меня же расписки, все есть от него, и самое-то главное, если вы опубликовали, я у вас две минутки займу, хорошо?

СМ: Да.
РМ: Хоккейные коробки он делал, а у нас вкруговую там порядка шестидесяти столбов, на которые борта хоккейные вешаются. Так он умудрился борта так повесить, что у нас внутри хоккейной коробки все вот эти 60 столбов оказались. Заказчик пришел – увидел, за голову взялся – как шайбе-то кататься? Об столбы будет биться. «Вы что, – говорит, – никогда хоккейную коробку не видели, что ли?» Ой, перепутал. Я согласен, что перепутал. Опять все борта перевешали, как положено, но рабочие-то за это деньги взяли: электроды, диски отрезные, наряд получился 32 тысячи. Я говорю: «Николай Михайлович, кто виноват?». Он говорит: «Ну, я просмотрел». За переделку почему я два раза должен платить? Ну да, согласился. «Николай Михайлович, с тебя эти деньги удерживаем, да?». Он: «Нет». Почему нет? Я виноват, но я не виноват. И уперся. Нам, мол, как сказали, по проекту так и делали. И такая ситуация получилась. Я говорю: ну как так столбы могут внутри хоккейной коробки стоять? Как шайбам-то кататься? Да за два дня переделали, но я наряд закрыл.
СМ: То есть он в итоге влетел на 32 тысячи?
РМ: Да. Но он же всю душу вытряс. Я в прокуратуру, Следственный комитет, везде захожу, показываю хоккейную коробку, фотографии показываю, они хохочут и говорят, что ничего сделать не могут – заявление отрабатывают. Дальше, работали у меня четыре армянина, асфальт, крошку, клали и шесть сварщиков, я сейчас всех их уже обзвонил, мы готовы завтра все прийти к вам, посмотрите, рассчитались ли с ними или только с ним нет.
Я понимаю, в нем кипит, 32 тысячи – деньги немалые для пенсионера, но я-то почему должен два раза за одну и ту же работу платить? И ведь он согласился, а потом заднюю включил, еще и мстительный, оказывается, мужичонка, ведь год прошел уже.
СМ: Вам нужно такие моменты на диктофон записывать.
РМ: Мне зачем диктофон? Когда рабочие говорили, что будут переделывать, я говорил: «Николай Михайлович, ты будешь наряды закрывать, с ними договариваться, они твой косяк переделывают». Еще расписки же взяли, я их принесу.
СМ: Достаточно по «Вотсапу».
РМ: С ООО «Строй» не работаем мы, они обанкротились...
СМ: Ну, и слава Богу. Я думаю, что этот ваш прораб к Валере прибежал и нажаловался.
РМ: Подняли вот до 65 или до скольки возраст, а ведь эти мужики после 60 – они шевелиться не могут, он засядет в своей будке и сидит, лишний раз не подойдет посмотреть шов сварной или как прожилины приварили с внешней стороны столба.
СМ: Просто проглядел...
РМ: Задницу лень оторвать лишний раз. В проекте все нарисовано. Но давайте так: если ты проглядел – ты и плати. Если он пишет, что у него две тысячи зарплата в день шла... Да, у него получалось порядка 20 рабочих дней, 40-46 тысяч в месяц. Нормально? Да, нормально. Домик отдельный, питание за счет организации. Все хорошо, все устраивало. Аванс надо? На, получи. И вот такой косяк когда вылез – Николай Михайлович, исправляй и свободен, потому что ты ленивый... Ко мне приходит заказчик, а мне что делать? За два дня переделали...
СМ: Переделывала вся бригада, 10 человек?
РМ: Нет, там сварщики. Там же не просто переделать. Ты отрезал, на внутреннюю столба с внешней переделал. Было же покрашено, заново все подкрашивали. Краски, диски отрезные, пачку электродов запроцентовали, штук 20 дисков отлетело и непосредственно за работу. Мужики берут за тонну 25 тысяч, и там получилось, что около полутонны они переварили. Но они-то не виноваты. Им как прораб показал, так и сделали.
СМ: 12, 5 только за полтонны…
РМ: Плюс краска ушла, сурик ушел, мужики все свои наряды знают, дураков нет. Знают, что в автобус садятся – 20 рублей проезд, что квадратный метр варить – сколько стоит. Там ничего не придумаешь. Единственное, можно алкоголиков набрать, но они будут пить, а не работать, а так нормальные мужики расценки знают, договор заключили – работают. Армяне вон тоже сказали, что асфальт положат по тысяче рублей квадрат. За день положили.
СМ: Работают быстро, но расценки высокие.
РМ: Ну, да, но у них и инструмент свой. В общем, эти четыре армянина работали, четыре сварщика и два разнорабочих и один прораб. И надо же, борта так наварили, артисты. Сижу, читаю, но все равно ж больно.
СМ: Мы напишем следом про историю с хоккейной коробкой, и на этом вопрос, я думаю, закроется. Но чисто по-человечески надо было поговорить, как-то сказать – 20 с тебя, а сколько-то с нас, подсластить пилюлю.
РМ: Ну, как вам сказать… Ну, может быть, ну сколько? Он же уперся: «Отдавай все 32». Типа они ж так сварили, а нахрена тогда нужен прораб?
СМ: А не было разговора про 50 на 50?
РМ: Вот смотрите, вы заказчик, а я стою сварщик, но я пригласил еще Путинцева и говорю: «Вот сварщики стоят, с ними сам договаривайся, за сколько они переварят. Может, они тебе как другу со скидкой». Они и так ему со скидкой сварили. Опять же, шесть банок сурика ушло, диски отрезные, электроды, работа большая получилась. И потом мужики там два дня жили, я ж им суточные плачу. Вот в сумме и вышло.
СМ: Через год ретивое взыграло?
РМ: Да нет, не через год, буквально черед два месяца звонит и спрашивает, когда я ему деньги отдам. Я ему говорю про расписки, а он мне: «Че мне эти расписки». И через пару недель мне звонят из Следственного комитета, МВД, прокуратуры. Я везде с этими бумажками бегаю...
СМ: Получается, Николай Михайлович сильно обиделся.
РМ: Да вы знаете, мы с ним сцепились, а он меня жуликом обзывает, типа у меня двадцать статей. Я ему говорю: «Николай Михайлович, че ты …дишь, ты сам за что сидел? За педофилию. Еще указываешь, носом тычешь» Вот из-за этого он еще больше обиделся.
СМ: Я так понимаю, он еще что-то делает.
РМ: Ну, мы уровень земли отсыпали, 200 кубов гравия завезли, укатали.
СМ: То есть вот этот спортивный центр…
РМ: Не центр, просто хоккейная коробка. Там косогор был. Мы уровень навезли, выровняли, на нем фундамент залили, столбы выставили, борта сварили, решетки сверху, чтобы шайба не вылетала. Положили асфальт, на него сверху резиновую крошку, ворота.
СМ: То есть капитальные работы были, а потом само ограждение.
РМ: Вот все же хорошо шло. Самое интересное, вот там где ограждение, болты соединения – это самая точная работа и началась, сантиметровая.
СМ: Да, прораб должен что-то показывать.
РМ: Да надо стоять рядом, не надо домой уезжать на выходные, дав задание.
СМ: Хотя бы начало работы...
РМ: Ну да, а мужики взяли и наварили.
СМ: Бывает и хуже. Вон, дорожку сделали короткую...
РМ: Ну, согласен, но душу-то вымотал.
СМ: Человек пожилой, вот его и переклинило.
РМ: Ну, а чего сам-то обзывается?! Он пишет, прекрасно знает, что все зарплату получили. Понимаю, что большие деньги, но получал же по полтиннику. И самое главное, что я же заинтересован, грамотный мужик, но проморгал. И мне вообще без разницы, мужики за работу забрали, мне с кого удерживать?
Мужики сами говорят, что хохотали, но прораб сказал... Я все чеки соберу отфотаю, пусть все мужики-армяне позвонят и скажут, что получили. Тут дело принципа уже. Все суды прошел, ладно, похожу.
СМ: Глупо с его стороны. С вами еще бы работал.
РМ: Интересная ситуация, всех нахожу прорабов – всем за 60. А молодые только книгу читали. А за 60 — практики, но алкоголики домашние, нужно четок-полтора выпить. Которые более-менее уже старенькие, ходить не могут. А 40-50 – штучные экземпляры, нарасхват. Остаются пенсионеры.
СМ: Может, молодого какого-то к пенсионеру приставить?
РМ: Вот так я и сделал. Студента приставил. А я вот уже 10 лет работаю, знаю больше как практик. Столько нюансов... Все равно на серьезный проект заходим – приходится пенсионера брать, а он вечером пьет, потом с утра недопонимает. Кофе даешь, возишься с ним. Человеческий фактор. Вот я уехал – борта не там наварили. Пока стою, все нормально, питание четко, все.
СМ: Может, вам камеры поставить. Чтобы хоть знали, что наблюдаете
РМ: Объекты разные бывают, может, год-полтора работы за 10 - 12 миллионов, или 3-5 миллионов на месяц-полтора.
СМ: Камера может вообще не работать, главное, чтобы рабочие ее видели.
РМ: Вот такая ситуация у нас получилась. А мне-то дальше работать. А кому больше поверят, раз он обиженный, а я работодатель?
Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.75 (2 голосов)