Мы продолжаем тему выделения социального жилья семьям с детьми-инвалидами. В настоящее время в Горно-Алтайском городском суде идут судебные заседания по заявлениям от городской администрации о признании незаконными ранее принятых решений о постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий. Речь идет об одиннадцати семьях, которые согласно закону, имеют право на жилье по договору социального найма. Все они прошли тяжелый путь судебных тяжб - ни по одной семье с ребенком-инвалидом согласно российскому законодательству по представленному пакету документов администрацией города решение о постановке на льготную очередь не принято просто так, без судебных мытарств.

"Никогда не думаешь, что тебя это может коснуться…"

И вот теперь, когда, казалось бы, борьба позади, на руках у мам имеются все документы, а некоторым семьям из бюджета республики уже выделены деньги на жилье, администрация начинает новую борьбу с детьми, и без того обделенными судьбой. "Считаем, что решение суда подлежит пересмотру по новым обстоятельствам", - говорится в заявлениях, направленных в городской суд. И те же самые судьи, которые принимали решения о законности прав семей на жилье, теперь их же и отменяют!

Что это за "новые обстоятельства" и какая форма юридического крючкотворства выбрана стороной истца, мы подробно рассказывали в предыдущем выпуске газеты в заметке "Система российского законодательства не является прецедентной". Тогда на каком основании семьям с детьми-инвалидами отказывают в предоставлении жилья?".

На судебном заседании 7 ноября, которое вела судья Елена Ананьева, по делу Алены Ивановой и ее тяжелобольного сына, присутствовали консультант юридического отдела городской администрации и начальник юридического отдела министерства финансов правительства Республики Алтай. Передо мной копия определения об отказе в пересмотре решения: судья Ананьева отказала "в удовлетворении заявления о пересмотре по новым обстоятельствам решения Горно-Алтайского городского суда", то есть оно оставлено в силе и Алена Иванова по-прежнему имеет право на получение жилья по социальному найму. Это пока единственное решение об отказе. После него еще два решения о постановке на учет по жилью были отменены другими судьями…

Наталья Лазарева своего жилья не имеет, хотя прописана и живет в Горно-Алтайске более 20 лет. Ее ребенок страдает тяжелой формой хронического заболевания, состоит на инвалидности: плохо ходит, нарушен интеллект, ему нужен постоянный уход и присмотр. Она согласилась рассказать свою историю.

"Сначала мы долго разбирались с инвалидностью. В возрасте девяти месяцев голова у ребенка перестала расти, но наши врачи почему-то этого не заметили. Ребенку было год и два месяца, а он не ходил, однако врачи говорили, ничего страшного, все дети разные. И только пожилой врач-ортопед в Барнауле, осматривая сына, в первый раз спросил: "А вы на инвалидности?" Это был гром среди ясного неба, мы об этом даже мысли не допускали. Он сразу же договорился с Краевой больницей, нас посмотрела заведующая и положила в их больницу. С этого момента все и началось.

Мы вернулись в Горно-Алтайск, врачи без конца назначали лечения, мне трудно судить, я не врач, но в итоге если он в два года еще повторял какие-то слова, то после проведенного тогда местного лечения замолчал. Он повторял слова "баба" и "дед", а слово "мама" так даже и не сказал, остановился на том уровне. Сейчас, уже несколько лет, совсем молчит. Мамой он меня ни разу так и не назвал (плачет). К этому невозможно привыкнуть… Мы никогда не думали, что с нами может такое случиться, в нашей семье нет детей-инвалидов даже у самых дальних родственников, всем всегда кажется, что это может коснуться только других. А инвалидность нам дали только со второго захода когда ребенку было уже два года, хотя барнаульские врачи поставили диагноз сразу же при первом осмотре уже в год".

Сейчас сыну 6 лет, и Наталья при поддержке своих родных делает максимум, что только возможно для больного малыша. Она уволилась с работы.

"Работать с ребенком-инвалидом практически невозможно. Особенность его заболевания - он не может сам себя обслуживать во всех смыслах, его одного оставить нельзя, он может повредить себя - это даже по закону оставление в опасности. Несколько раз в год мы проводим курсы лечения, периодически возим его на реабилитацию за пределы республики, а также на специальные массажи с элементами физкультуры в Барнаул, где занимаются детьми с такими отклонениями. Лечение иногда помогает, иногда ребенок остается на том же уровне, по-разному. Я рада любой нашей с сыном победе над его заболеванием. И так постоянно: пролечились в Барнауле - проходим курс лечения лекарственными препаратами, реабилитацию в нашем Реабилитационном центре, посещаем лекотеку и т.д.

К сожалению, дошкольное образование для тяжелых детей-инвалидов в нашем городе на очень низком уровне. Мы имеем право на дошкольное образование, но нам все время отказывали, вот только недавно получили направление в детский сад № 6, и там есть один ребенок, который приходит с мамой. Но только 23 ноября после повторного обследования сына психолого-медико-педагогической комиссией, может быть, дадут справку о том, что мы тоже сможем посещать этот детсад. Мы согласны приходить туда, находиться вместе с ним и заниматься, ребенку ведь нужно хоть как-то развиваться. Я несколько лет жду, когда появится какая-то программа дошкольного обучения на дому для тяжелых детей, но до сих пор она не разработана. Причем в республике неоднократно проходили "круглые столы" с участием нас, родителей, на которых говорилось, что это есть. Но этого нет, хотя существуют отделы, которые обязаны этим заниматься".

Деньги выделены, но жилье хотят отобрать

Квартиру Наталья Лазарева снимала уже много лет, когда узнала о том, что по закону имеет право на жилье по социальному найму. Узнала, естественно, не от сотрудников администрации, эту информацию, по свидетельству многих мам, они скрывают как страшную государственную тайну. Но общаясь с другими такими же мамами в периоды реабилитации в Центре, во время лечения в больницах, делясь опытом, обмениваясь информацией, женщины узнают о своих правах.

"Семьи с детьми-инвалидами редко куда-то выходят, все время уходит на ребенка, - продолжает Наталья. - Но все же я собрала документы и подала заявление в администрацию о постановке на учет на льготную очередь. Мне отказали дважды в связи с непредоставлением документов. Причем вот они, все документы по списку, а они отказывают. 6 марта 2015 года я подала заявление уже второй раз, администрация опять ответила распоряжением, что не предоставлен полный пакет документов, причем какого документа нет они не пишут и не говорят".

"Но они хоть пальцем тычут в список, показывают, какой бумажки не хватает?" - спрашиваю я.

"Нет, не тычут, ничего не говорят. Так и отвечают: вы не предоставили полный пакет документов. Что именно не предоставили - не указывают. Догадайтесь сами! После второго отказа я обратилась в суд. Каждый из нас прошел этот путь. Каждый проходит через суд, через апелляцию, никому не дали квартиру согласно закону без суда, и ни у кого не вступило в силу решение без апелляции. Такого примера нет, что у ребенка диагноз, обратились в отдел жилищной политики, все документы собрали правильно и согласно закону семью поставили на учет. Вот так у нас в республике выполняются законы!
28 сентября 2015 года вступило в силу первое (у меня их два) решение Горно-Алтайского городского суда, судьи Ирины Малковой, о признании незаконным распоряжения администрации об отказе в принятии на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях по соцнайму семьи ЛазаревойА 14 октября 2015 года вступило в силу второе решение Горно-Алтайского городского суда, судьи также Ирины Малковой, прошедшее апелляцию в Верховном суде РА об обязанности администрации предоставить нам жилье".

Таким образом, Наталья и ее сын получили право на получение жилого помещения, отвечающее техническим и санитарным нормам, расположенное не выше второго этажа общей площадью не меньше 60 квадратных метров вне очереди по договору соцнайма.

"Вступившие в законную силу решения суда должны быть исполнены в разумные сроки, то есть быстро, так как после передачи исполнительного листа в службу судебных приставов за неисполнение решения приставы начинают принимать меры - штрафовать, а работники администрации (в моем случае Сеткина Т.В.) начинают просить: "Заберите исполнительные листы, не подавайте иск на возмещение судебных издержек (кстати, за это юристу я заплатила 25 тысяч рублей), мы же работаем, мы выделим жилье, которое впоследствии, после поступления на счет администрации денег, будет для вас приобретено". Но как они говорят? "В городе для вас все равно подходящего жилья не найдется, потому что у нас слишком дорогой квадратный метр, только в Майме". Несмотря на отсутствие автомобиля и заболевание опорно-двигательной системы (помимо всех прочих заболеваний) у ребенка, мы были вынуждены согласиться, хоть на такое исполнение решения суда.

И вот в феврале нам действительно предложили жилье. Почему именно эту квартиру мне в Майме? Потому что оно строилось для переселенцев по ветхому жилью, и это жилье экономкласса, дешевле которогов республике не найти. Там всё "эконом", к примеру смесители заменила уже на второй неделе после въезда, и т.п. Но мы и этому были рады, думали, всё будет хорошо, теперь хотя бы стены есть. Но не тут-то было...

В общем, 18 марта меня пригласили в отдел жилищной политики администрации подписать трехсторонний договор - администрация города Горно-Алтайска, ООО "Горно-Строй" и я (хотя потом на суде консультант юридического отдела администрации Насонова от него отказалась и сказала, что мы ничего про этот договор не знаем, Лазарева с ООО "Горно-Строй" сама его подписала, несмотря на то, что на договоре стоит подпись мэра и синяя печать администрации Горно-Алтайска, а суд даже почему-то не внес в протокол мою реплику о том, что инициатива заключить такой договор исходила полностью от администрации). Согласно этому договору нам передано за плату во владение и пользование, для проживания на период взыскания денежных средств с Казны РА находящееся в собственности ООО "Горно-Строй" жилое помещение. По таким же договорам в этом же доме получили жилье и проживают еще две семьи с детьми-инвалидами. Деньги на их квартиры поступили немного раньше, аукционы проведены, договоры соцнайма подписаны. По моему решению деньги во его исполнение перечислены на счет администрации еще 19 сентября этого года в сумме 2 030 700 рублей. Где они сейчас, эти деньги?..

Мы думали, что уже в конце лета 2016 оформим документы, как положено, и получим документы на соцнайм - ведь договор найма, похоже, не имеет никакой юридической силы. По решению суда нам положено жилье именно по социальному найму! И тогда мы будем иметь на него полное право и можно спокойно жить. Но 3 октября, почти год спустя, администрация города подает в суд заявления, в том числе и на меня, об отмене решений "по вновь открывшейся судебной практике" с целью лишить нас жилья, выселить на улицу. Причем о том, что по моим решениям поданы заявления, я узнала случайно 24 октября, обратившись в канцелярию суда за копией первого решения. Суд состоялся 2 ноября, и та же судья Ирина Малкова по обоим своим решениям удовлетворила требования администрации, отменив свои собственные решения и назначив пересмотр на 28 ноября.

Таким образом, 28 ноября, все та же судья будет рассматривать дело о том, что мой неизлечимо тяжело больной ребенок-инвалид теперь должен быть еще и малоимущим, чтоб иметь право на жилье и жить в нем один. И это не шутка.
Это как можно закон в отношении детей-инвалидов так извратить, что судьи отменяют вступившие в силу и частично исполненные решения? Получается, неисполнение решений суда, вместо несения за это ответственности, дает какие-то выгоды чиновникам!"

На пенсию ребенка "озолотиться" не получится

Я попросила Наталью рассказать о своих доходах и для примера вспомнить, сколько денег ушло на лечение, скажем, в последнее время и сколько в среднем получается в месяц. По возможности привожу подробно все, что она сказала.

"Мы, родители, удивлены тем, что неоднократно со стороны сотрудников администрации и других чиновников постоянно слышим упреки по поводу получаемой пенсии на ребенка-инвалида. По их мнению, на эту пенсию от государства мы должны детей-инвалидов лечить, возить в санатории, обучать, снимать жилье, проводить реабилитацию и т. п. Но чиновники, да и, бывает, посторонние люди, кого не коснулась такая беда, как будто не понимают, что расходы гораздо выше, чем при воспитании обычного ребенка. Периодически мы должны проходить курсы уколов, принимать лекарства по схеме, препараты все дорогостоящие. Да и простудными заболеваниями ребенок болеет гораздо чаще, чем обычные детки, иммунитет ведь сильно ослаблен, у нас постоянно ангина в разных формах и отит, а также аллергические заболевания. Два года назад кожа с рук и ног слазила вместе с ногтями у ребенка.

Ребенку-инвалиду и маме за уход за ним полагается, на первый взгляд, приличная сумма: пенсия ребенку - 16 664 рублей, за уход маме -7 700 рублей, еще 2 397 рублей - за отказ от лекарств, от санатория и проезда к месту лечения и обратно. Дело в том, что те лекарства, которые нам прописывают невролог и психиатр в Барнауле (куда мы ездим за свой счет на платные консультации) не входят в перечень льготных, а санаторий нам не положен, так как у мальчика тяжелая степень хронического заболевания и нужен человек, который бы постоянно находился рядом. Бесплатных путевок в санаторий в детской поликлинике тоже тяжелым детям не дают.

Лечение ребенка в этом году проходит практически без перерыва. Один курс лечения сменяется следующим. Так, за последние полгода мы уже в третий раз съездили в Барнаул (консультация невролога в платной клинике от 1000 до 1350 рублей, у психиатра немного дешевле), плюс каждый раз проезд около 2000 руб. 8 июля в Барнауле были на консультации у невролога (1000 рублей), у психиатра (600 рублей).

С 10 июля начали новый курс лечения: когитум 3 раза по 10 дней пить, 10 дней перерыв (в ампуле 10 мл., ее стоимость чуть больше 150 рублей, умножить на 45 - 6 750 рублей. Семакс 2 раза в день (утро, обед) в перерывах между когитумом по 10 дней по 410 рублей 2 флакончика - 820 рублей. Убихинон раз в 3 дня (10,13,16, 19, 22, 25, 28, 31 июля, 3, 6 августа) в упаковке 5 ампул - 780 рублей умножить на 2 - 1560 рублей. Итого - 10 730 рублей.

24 августа в Барнауле консультация невролога и психиатра (1600 рублей). После этого начали проходить следующее лечение. Респолент по схеме, он будет стоить как минимум 4 500 рублей, а возможно что и больше). Кортексин 10 уколов внутримышечно - 1100 рублей. Кроме того, мексидол, пантогам, танакан… Итого - 8040 рублей.

10 ноября в Барнауле консультация невролога и псхиатра (1600 рублей). Гаммалон (надо заказывать в Новосибирске) три года назад стоил более двух тысяч рублей, не думаю, что сейчас цена будет дешевле, да и доза увеличилась в два с лишним раза, значит готовить надо не меньше 5000 рублей. Магне В6 ? три раза в день 2 упаковки по 650-700 руб. - 1300 рублей.

Прибавьте еще наши постоянные простуды, и то ли аллергия, то ли что-то кожное, с чем не можем разобраться уже третий месяц. Это тоже деньги немалые…

Кроме лекарств приходится нести затраты на приобретение памперсов, по которым возмещается 1800 рублей, а свыше потраченные средства более 3 000 рублей ежемесячно берем опять с пенсии.

Еще к примеру: в 2014 г. в Барнауле открылся филиал Самарского реабилитационного центра "Реацентр-Барнаул". Мы ездили три раза в конце 2014 - начале 2015 годов, потратили около 100 тысяч…

Те же коммунальные платежи в этом месяце составили более 7 тысяч рублей. С такими расходами не всегда на хлеб, молоко, масло деньги остаются, молчу про фрукты, соки".

В общем, по самым скромным подсчетам в среднем больше 10 тысяч рублей в месяц уходит на лечение ребенка и связанные с этим расходами. А ведь нужно еще его кормить, одевать, питаться самой - ведь работать у мамы возможности нет даже на дому. "Любой предмет, на который отвлекаешь внимание от ребенка (будь то ноутбук или швейная машинка, телевизор, да что угодно), является для него раздражителем, от ребенка нельзя отворачиваться, это чревато ухудшением его психического состояния, - говорит Наталья. -Помимо всего прочего, в настоящее время, чтобы остановить этот произвол, приходится обращаться к юристам, в том числе платным, нанимать няню, сиделку, для того чтобы заниматься хождениями из кабинета в кабинет всевозможных государственных органов. Где мы только уже не были, к кому только не обращались! Пока безрезультатно, ни одного письменного ответа еще не получено. Эта война администрации (причем, вокруг все говорят, что министерство финансов правительства РА дало приказ на такие действия - тут у меня тоже много вопросов, чувствуется большой сговор, а между кем и кем, разбираться должны специальные органы) с семьями с детьми-инвалидами, страдающими тяжелой формой хронического заболевания, в самом прямом смысле мешает развитию, вредит жизни и здоровью наших детей".

Придя домой вечером после разговора с Натальей, я увидела по одному из федеральных каналов телевидения интервью с девушкой в инвалидной коляске, председателем какой-то благотворительной организации. Она утверждала, что наконец-то наше государство повернулось лицом к людям с инвалидностью. "Мы общаемся с властью на равных, нас слышат, для семей с детьми-инвалидами многое делается", - говорила она.

По нашей республике, где идет кампания беспардонного лишения семей с неизлечимо больными детьми законного права на жилье этого не заметно…

Александра СТРОГОНОВА

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.90 (5 голосов)