Мой отец Александр Михайлович Печенин родился 8 июня 1925 года в селе Сычевка Смоленского района Алтайского края в многодетной семье, было семь детей, три брата и четыре сестры. 

Старший, Николай, 1912 года рождения, был из числа первых водителей Чуйского тракта. В 1936 году был арестован по 57-й статье, отсидел 10 лет. Средний, Иван, погиб при освобождении Севастополя, при штурме Сапун-горы. Отец мой был призван в январе 1943 года в возрасте 17 с половиной лет. Боевой путь начал от Великих Лук, освобождал Белоруссию, Полоцк, Витебск, II Белорусский фронт, затем, после ранения - освобождение Прибалтики, Паневежис, Шяуляй, участник штурма Кенигсберга. Затем Польша, зачистки Августовских лесов от банд бандеровцев, власовцев, освобождение Украины, Карпат от банд.

С 1946 по 1953 год служил в Киеве. Демобилизовался в 1953 году. Ветеран 21 армии II формирования, 51-я Витебская орденов Суворова и Б. Хмельницкого стрелковая дивизия, 73-й Кенигсбергский полк. Воевал сначала в пехоте, затем в разведке, ходил за "языками", участвовал в двух штыковых рукопашных атаках, сержант, наводчик 76 мм орудия. Когда убило командира, то поставили моего отца командиром расчета. Был дважды ранен. После войны работал водителем в Автоколонне 1931, последнее место работы - "СовАвто", Бийск, водил бензовоз в Монголию.

Семья жила в Быстрянке. Отец написал немало стихов о войне, красотах Алтая, о шоферской жизни, вниманию читателей предлагаю стихи отца, написанные им к 40-летию Победы, в 1985 году.

С уважением ко всем читателям, его сын Владимир Печенин

Память о войне

Я шел болотами твоими,
Беларусь,
Копал окопы, делал блиндажи,
И если надо будет
повторить,
Мать-Родина, ты только
прикажи.
Двину форсировал
и плыл я на бревне,
С шинельной скаткой брел
через Ловать,
Ох, как соскучился я, мама,
по тебе,
Мне перед боем бы тебя
поцеловать.

Я 800 ночей обмотки не снимал,
Спал на снегу и жил без крова,
Вот потому и выстояла ты, Россия - мать, могучей
и здоровой.

Ловлю на перекрестье
пулемет,
Прицел, огонь - какая
точность!
И Родина испытывает нас
На мужество, отвагу
и на прочность.

Кружится "рама" над огневой,
Зенитки бьют, слышна
команда,
И падают листовки вниз,
Летит к земле их
"пропаганда".

И я листовки тоже брал,
В карман я комкал штуки эти,
А в практике их применял
Лишь при нужде и в туалете.

Один приказ, один девиз:
Родину спасай, я
по конфетной
Бил тогда в местечке
Зарасай.

И где заград-группу оставят,
Туда огня дадим,
Красавец-город Паневежес
Остался невредим.

Вот эти огненные годы
На долю выпали мою,
За всех погибших
и сожженных
Я и сейчас в строю стою.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)