Не так давно, №47 в "Листке" публиковалась статья под названием "Содержали как настоящего преступника". Новая статья, посвященная этой же теме, была написана нашим сотрудником, попавшим в аналогичную ситуацию - несвоевременно оплаченный штраф стал причиной задержания на целую ночь в горотделе и принудительного доставления в суд.

В последнее время стала распространенной практика, при которой полицеские вылавливают лиц, у которых имеются неоплаченные в установленный срок штрафы. Если человека ловят днем, то его принудительно доставляют в суд, а если вечером или ночью - то препровождают в "обезьянник", где человек ночует до следующего дня, до суда. И такие случае - не единичны. Полицейские в ходе разговора сами рассказали, что по неоплаченным штрафам по нескольку человек в день вылавливают и увозят в суд, где зачастую должников приговаривают к аресту. Я считаю, что в этой ситуации административное задержание является противоправным. Кроме того, в ходе задержания и в ходе пребывания задержанного в горотделе в отношении него так же могут быть применены противоправные действия. На своем примере расскажу, с какими противоправными действиями я столкнулся, а именно: противоправное доставление в отделение полиции, противоправное административное задержание, противоправное доставление в суд, противоправный личный досмотр без присутствия понятых, незаконные дактилоскопирование и фотографирование, не соответствующие закону условия содержания задержанных... Целый букет сомнительных с правовой точки зрения действий сотрудников обнаружил один только я, а таких задержанных за одну неделю в Горно-Алтайске - целые десятки. Я решил обжаловать действия этих сотрудников, подал заявление и пакет документов в городской суд. Думаю, в какой-то мере информация, содержащаяся в нижеприведенном тексте, может помочь и вам, если, не дай бог, подобная ситуация случится.

07.12.2016 я двигался на своем автомобиле «Тойота Лайт Эйс» г.н. в317не 22 rus по пр. Коммунистическому и был остановлен инспектором ДПС Насыновым Р. Б. возле драмтеатра. В результате проверки мне был выписан штраф в размере 500 рублей по причине перегоревшей лампочки. Однако далее инспектор связался с сотрудниками, которые сообщили, что по их базе данных за мной числится не оплаченный штраф. Я показал инспектору квитанцию об оплате штрафа, однако он ответил, что за не вовремя оплаченный штраф мне грозит ответственность по ст. 20.25 Коап РФ, для чего за мной был выслан экипаж сотрудников полиции для доставления в отделение для составления протокола. Некоторое время спустя, примерно в течение часа, прибыл автомобиль с сотрудниками полиции (130-й экипаж) Подскребко В.А. и Ермоловым А.Ю. и они увезли меня в отделение полиции на ул. Комсомольскую, 11.

1. Насколько мне известно, доставление должно осуществляться после выявления правонарушения. Для установления административного правонарушения инспектору нужны материалы дела. Ехать с ним в отделение для выявление административного правонарушения я не был обязан. Задержавший меня до прибытия экипажа сотрудник Насыпов (жетон 04-0086) действовал неправомерно, т.к. не мог ознакомиться с материалами дела, как и сотрудники Подскребко и Ермолов. Уже после того, как меня доставили в отделение, Подскребко и Ермолов показали мне ксерокопии документов, согласно которым за мной предусматривается ответственность по ст. 20.25 КоАП РФ.

2. В отделении полицейские составили протокол об административном правонарушении 04АА407216. После этого они объявили мне, что в отношении меня будет проведено административное задержание, и ближайшую ночь до следующего дня я проведу в горотделе полиции, до суда, т.к. суд уже не работает, а будет работать только на следующий день, а если бы они поймали меня днем, то сразу же отвезли меня и материалы дела в суд.

Они мотивировали свои действия необходимостью "обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении".

Я сказал сотрудникам, что уклоняться от явки в суд не собираюсь, расписался в протоколе об административном нарушении, что уведомлен о месте и времени рассмотрения дела, однако сотрудники решили меня закрыть в горотделе.

Согласно ч.2 ст. 1.5 КоАП РФ, лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело.

Таким образом, само составление протокола об административном правонарушении еще не говорило о том, будет ли ко мне применен арест или нет, это мог решить только суд. Однако сотрудники сказали, раз статья предусматривает арест - мы вас задерживаем.

В этом случае следует обратиться к документу "Разъяснения порядка применения отдельных положений Кодекса РФ об административных правонарушениях (Указание ДОБДД МВД России от 11.02.2008 г. №13/9-16) часть 1".

Вот некоторые выдержки из документа:

"Административное задержание, как мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, может быть применено в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении. Следует отметить, что применение административного задержания не является обязательным условием возбуждения дела об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест. Совершение такого правонарушения влияет только на срок административного задержания, которое может быть осуществлено в этом случае на срок до 48 часов. При этом должны быть приняты все меры для установления личности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, а также предоставления документов, удостоверяющих личность.

При отсутствии достаточных оснований для применения административного задержания составляется протокол об административном правонарушении. Протокол об административном правонарушении, совершение которого влечет административный арест, передается на рассмотрение судье немедленно после его составления (ч.2 ст.28.8). Под передачей следует понимать действия, направленные на поступление материала судье. Эти действия включают регистрацию дела об административном правонарушении в соответствующем журнале (базе данных "Адмпрактика"), составление сопроводительных документов, иное оформление в соответствии с требованиями, предъявляемыми к документообороту, а также доставление дела нарочным либо направление его почтой. В случае составления протокола в выходной, праздничный день, в ночное время, при наличии других условий, препятствующих незамедлительной передаче дела судье, передача осуществляется сразу же после устранения данных условий.

Дело об административном правонарушении, совершение которого влечет административный арест, рассматривается в день получения протокола об административном правонарушении и других материалов дела (ч.4 ст.29.6). Данное положение не обязывает сотрудника милиции доставлять лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в суд."

Таким образом, ни задерживать меня до суда, ни везти в суд сотрудники не имели права. Они должны были уведомить меня о месте и времени рассмотрения дела, и передать материалы дела в суд, когда он откроется и начнет работу.

Об этом же говорится в Постановлении Верховного Суда РФ от 11 апреля 2005 г. N 7-АД04-2:

"Административное задержание является принудительной мерой, ограничивающей свободу лица, и согласно ст. 27.3 КоАП РФ может быть применено в исключительных случаях: если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении и в связи с исполнением постановления по делу об административном правонарушении.

Сам по себе факт составления в отношении лица протокола об административном правонарушении, за которое может быть назначено наказание в виде административного ареста, не может служить основанием для административного задержания лица". В этом Постановлении было обжаловано аналогичное административное задержание.

Кроме того, доводы сотрудников полиции о том, что задержание обусловлено необходимостью обеспечить моё присутствие при рассмотрении дела судьей, нельзя признать обоснованными, т.к. я имею постоянное место жительства в г. Горно-Алтайске, семью и малолетнего ребенка. Данных о том, что я намерен уклониться от явки в суд, по делу не имеется. Такая же позиция Верховного суда так же фигурирует в вышеуказанном постановлении. Следует отметить, я не однократно показывал сотрудникам квитанцию об оплате штрафа, что доказывает, что я не являюсь злостным неплательщиком.

Кроме того, если принять во внимание необходимость "обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении", такое задержание не позволяет задержанному подготовиться к судебному процессу, изучить свои права и законодательство. Только на следующий день мне удалось связаться со своим защитником, непосредственно перед началом судебного заседания, однако он не смог так оперативно среагировать и прибыть на заседание вовремя, в итоге на суде я отвечал без защитника и без всякой правовой и юридической подготовки.

Применение в отношении меня административного задержания принесло мне моральные страдания. До момента задержания я ехал на своем автомобиле на занятия (я являюсь студентом ГАГУ, занятия начинаются в 17:05), а потом собирался ехать к своей матери, чтобы забрать своего малолетнего сына. Он в это время болел, у него была температура, и мне надо было забрать его домой. Из-за того, что меня задержали, мне пришлось звонить жене, чтобы она забрала сына после работы, ей пришлось срочно ехать на такси из Маймы за ребенком и обратно. Такси пришлось вызвать, так как у ребенка температура, она не могла везти его на общественном транспорте и таскать по морозу. В итоге моей супруге пришлось потратить 700 рублей на услуги такси, ощутимый материальный ущерб для нашей небогатой семьи. Эта ситуация, виновником которой стали сотрудники полиции, принесла мне дополнительные моральные страдания.

3. Перед отправкой в гороотдел в отношении меня был проведен личный досмотр и досмотр вещей, повторная процедура проводилась в горотделе перед посадкой в камеру для задержанных. В протоколе об административном задержании указано, что досмотр проводился в присутствии понятых, некто Голубев Е.А. и Сергеев Р.В., однако фактически досмотр осуществлялся без понятых, и этих лиц, выступивших в качестве понятых, я в глаза не видел. Таким образом, сотрудниками полиции нарушена ч.3 статьи 27.7 КоАП РФ. Следует обратить внимание суда, что наличие подписей Голубева и Сергеева в протоколе без их фактического участия дает основания полагать, что эти подписи могут быть поддельными, что требует отдельной проверки.

4. Следующее нарушение - незаконные дактилоскопирование и фотографирование. Перед помещением в камеру дежурным сотрудником были сняты мои отпечатки пальцев, сфотографированы мое лицо в двух ракурсах (спереди и в профиль), а также сфотографирована подошва обуви.

Выдержка из памятки для лиц, подвергнутых административному задержанию, и лиц задержанных за административные правонарушения, а также для сотрудников органов внутренних дел, осуществляющих административное задержание:

"Должны ли сниматься отпечатки пальцев у лиц, задержанных за совершение административного правонарушения?

Регистрируя лиц, задержанных за совершение административного правонарушения, снимать у них отпечатки пальцев (дактилоскопировать), фотографировать и снимать на видео сотрудники милиции не имеют права.

Эти действия производятся только в отношении лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, подвергнутых административному аресту, а также лиц, в отношении которых имеется повод к возбуждению дела об административном правонарушении при невозможности установления их личности".

Также приведем здесь еще одну выдержку:

Статья 13, часть 19 Федерального закона РФ "О полиции", N 3-ФЗ гласит, что полицейские вправе "производить регистрацию, фотографирование, аудио-, кино- и видеосъемку, дактилоскопирование лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, заключенных под стражу, обвиняемых в совершении преступления, подвергнутых административному наказанию в виде административного ареста, иных задержанных лиц, если в течение установленного срока задержания достоверно установить их личность не представилось возможным, а также других лиц в соответствии с федеральным законом".

При себе у меня были паспорт и водительское удостоверение, так что моя личность была достоверно подтверждена сотрудниками полиции, не было необходимости проводить фотосъемку и дактилоскопирование.

Считаю незаконными действия сотрудников полиции по снятию отпечатков пальцев и фотографированию. Я согласился на эту процедуру, так как не знал, что в отношении меня она незаконна и подумал, что она касается всех подряд. В тот момент, когда с меня снимали отпечатки пальцев, фотографировали анфас и в профиль, фотографировали обувь я испытывал глубокие моральные страдания, т.к. эти действия обычно применяются к преступникам, опасным для общества, а я себя таковым не считаю. Эта процедура была для меня крайне неприятна и принесла моральные страдания.

5. Следующее нарушение. Согласно Федеральному закону "О полиции" от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ, глава 4, статья 14 пункт 16: "Задержанные лица содержатся в специально отведенных для этого помещениях под охраной в условиях, исключающих угрозу их жизни и здоровью. Условия содержания, нормы питания и порядок медицинского обслуживания задержанных лиц определяются Правительством Российской Федерации".

Условия содержания задержанных в горотделе представляют угрозу для здоровья и имеют следующие недостатки.

Во-первых, в туалете не работает слив в унитазе. Задержанным предлагается после справления естественных надобностей сливать за собой экскременты, воспользовавшись ведром. Учитывая специфический контингент задержанных, это не гигиенично и имеется риск заражения инфекционными заболеваниями.

В камерах, в которых содержатся задержанные, неудобно спать - спальное место представляет из себя голый дощатый настил. Из окна дует сквозняк, причиняющий дискомфортное нахождение и возможность заболеть, если человек не имеет верхней одежды. После проведенной ночи я чувствовал физическую слабость, все тело болело после сна на жестких досках, ноги и спина замерзли, руки затекли.

Сам дощатый настил имеет специфический запах, оставленный предыдущими не соблюдающими гигиену заключенными. Уборка в моем присутствии проводилась не качественно. В камерах уборщица протирает только пол, дощатый настил не протирается и не обрабатывается чистящими или дезинфецирующими средствами.

Я находился под надзором сотрудников полиции, как какой-то опасный преступник или злостный нарушитель, хотя таковым не являлся. После случившихся событий я испытал глубокое моральное потрясение, выразившееся в систематическом нарушении сна, подавленном эмоциональном состоянии и чувстве глубокой несправедливости... Особенно возмутило, что я, как будто особо опасный, сижу за решеткой и меня не выпускают, а дебоширы и пьяницы, доставленные в горотдел, офрмлятся протоколом и тут же отпускаются на свободу, на все четыре стороны. Возникает вопрос - кто опаснее для общества: пьяные хулиганы, которых тут же отпускают, или спокойные семьянины, не вовремя оплатившие 500 рублей?

Почитав законодательство по имеющимся вопросам, я обратился в суд с жалобой на действия сотрудников полиции с целью признать незаконными совершенные в отношении меня действия, попросил привлечь за вышеуказанные нарушения непосредственных начальников вышеуказанных сотрудников полиции к предусмотренным видам ответственности. В заключение, в жалобе были сформулированы исковые претензии по компенсации причиненного морального и физического труда, нанесенного противоправными действиями полицейских.

Мерген Челтанов

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.90 (5 голосов)