В редакцию сегодня, 28 ноября, вечером обратилась женщина — работник кафе «Любимый» в Майме и рассказала, что там, во-первых, регулярно нарушают установленный для кафе нынче режим (работают после 22 часов), а во-вторых, в целом поведала о царящих там нравах и извечном «у нас все схвачено»...
- Скажите, пожалуйста, мы вот с подругой хотели бы вам такое небольшое интервью сделать, чтобы вы напечатали.
- Ну, рассказывайте. Запись разговора идет, слушаю.
- Хорошо, я (скрыто по просьбе обратившейся, данные есть в редакции – ред.) фамилия моя. Вторая – моя подруга (скрыто по просьбе обратившейся, данные есть в редакции – ред.), мы работали в ресторане «Любимый», знаете, это в Майме ресторан открыт, там всё одно и то же. Наши хозяева игнорируют, что запрет до десяти часов вечера ресторанов всех и кафе, они заставляют нас работать до часу, до двух часов ночи, закрывают ресторан и делают свадьбы, корпоративы, банкеты.
- То есть, получается, что вход как бы закрывают, но фактически ресторан работает до часу, до двух, так?
- Да. Потому что хозяин говорит, что «мне всё по барабану, у меня такие связи большие, у меня и ФСБ, и полиция, все схвачены».


- А как фамилия хозяина?
- Пущев Иван Сергеевич.
- Иван Сергеевич Пущев, ну понятно. А вы-то с ним беседовали, что вроде как не разрешено?
- А почему мы будем беседовать, мы его работники, у нас очень многие переболели коронавирусом, а ему по барабану. Вот надзор приходил, уже хотели оштрафовать, но жена сказала – «я всё уладила».
- А какой именно надзор приходил и когда?
- В воскресенье приходили где-то в час дня.
- В час дня пришел какой надзор?
- Наш этот Роспотребнадзор, Горно-Алтайский.
- А там девушка приходила, парень? Не помните, как инспектора звали?
- Нет, мужчина, пожилой, русский и алтаец, парень такой молодой.
- Они приходили в час дня и что они зафиксировали?
- Ну, они просто зашли и говорят: вы работаете? У нас администратор молодая девушка, она растерялась, говорит – да, они – «выведите сотрудников для дачи санитарной книжки», а санитарных книжек ни у кого не было, ну и никогда их не вели.
- А санкнижек, их не было на руках или их просто не было у сотрудников?
- Вообще не было ни у кого.
- А почему?
- А потому что мы все это… У меня, например, просрочена была, а у этой девушки, моей подруги, тоже, повара.
- То есть они были, санитарные книжки, но они не продленные были, просроченные, да?
- У этой вообще не было и у второго повара, мальчика, вообще не было, со стороны взяты люди.
- Ну, понятно. Так они протокол не стали составлять из-за отсутствия санкнижки?
- Ну, мы вообще ничего не знаем, администрация как-то что-то с ними разговаривала, нам просто сказали – идите, выйдите туда.
- Куда выйдите?
- Ну, выйдите туда, сказали, в зал рабочий.
- То есть они, что называется, один на один поговорили. А разговаривал с ними кто фактически? Жена хозяина?
- Нет, она потом нас вызвала, сказала – давайте быстро делайте, я всё уладила, всё, работайте дальше.
- Ну, в целом-то, видите, для кого-то это проблема, санитарные книжки, это же надо по врачам пробежаться.
- Сегодня вот у нас идет свадьба и 19 декабря будет свадьба.
- То есть сейчас у вас идет свадьба?
- У нас сегодня идет.
- Она будет идти до часу ночи?
- Неизвестно, до скольки будут уважаемые гости.
- Так они, может, в 22 закончат.
- Нет, в 22 они никогда не уходили, даже можете посмотреть, у нас там камера стоит.
- Смотрите, у меня такой вопрос. Вы назвали в начале разговора фамилию, дел в том, что мы сейчас может оперативно сделать новость на сайт и разместить ее. Прям вашу фамилию указать или без фамилии, как лучше сделать?
- Ну, я, например, их не боюсь, я это им честно сказала.
- Ну, а подругу вашу упоминать? Хозяева же не обрадуется, что вы их сдаете.
- Можете не упоминать.
- Ну, подругу не надо, а вас можно прямо упомянуть в лоб, что вы вот. (После разговора женщина перезвонила и просила все-таки скрыть ее имя, – прим.ред.)
- Потому что они ничего не боятся, меня вот это задело, что они говорят, что у них всё схвачено.
- Ну, понятно. А мы это опубликуем прямо сейчас и в конце напишем такую весть, что к 22 вечера, наверное, полиция может приехать это проверить.
- А полиция у них тоже схваченная.
- Замечательно. Прямо так и напишем: полиция схвачена и, наверное, сегодня к 22 часам вечера она не приедет...
- И ФСБшниики у нас отплясывали.
- Ну, ФСбшники – это замечательно, но ФСБшники такими мелочами как работа ресторана до 22 часов вечера не должны заниматься.
- Ну, он так и сказал, что «у меня до ФСБ схвачено».
- Это всё хорошо, пока это не выходит на поверхность, вот сейчас посмотрим.
- Ну, то, что 11 ноября – это точно полицейские, потому что они в погонах своих обмывали, но они культурно сидели.
- 11 ноября полицейские до какого времени свои погоны обмывали?
- Они до 23 справляли, в 23:15 где-то ушли.
- По закону-то положено до 22 работать или до 23 часов?
- До 22.
- То есть они лишний час просидели, ну понятно.
- А вчера вообще до 20 минут первого тоже знакомые хозяина были.
- Фактически запрет не соблюдают и при этом у вас многие сотрудники уже успели переболеть коронавирусом.
- Двое уже переболели.
- А кто болеет – их отпускают на больничный или они на ногах переносят?
- Ничего не дают.
- Они хотя бы дома-то сидят?
- Нет, они ушли.
- А вы вообще официально там трудоустроены, можно там больничный получить?
- Нет, у нас никого там не трудоустраивают. Они левых трудоустраивают, чтобы от налогов уйти.
- Я правильно понимаю, если человек заболел, он просто дома сидит и ничего не получает?
- Ничего не получает, да. Не можешь, говорят «до свидания».
- То есть не говорят, что ты проболеешь – приходи, а просто говорят «пока-пока»?
- Да. А еще говорят молчите, что вы болели и что у нас работали. Раз вы так вздыхаете, вы тоже, похоже, их знакомый да?
- Нет, ни в коем случае. Я сейчас это дело опубликую то, что вы рассказываете. Знать я их не знаю, просто сегодня утром мы опубликовали заметку, как довольно известный молодой человек на Гардинке вчера обнаружил, что пивной бар работает после 23 часов, сделал замечание, ему бармен ударил по лицу.

- А так всегда. У меня подруга там живет и говорит, что он постоянно чуть не до утра работает.

- Так вот он от бармена по лицу получил, вызвал полицию, его в полицию и отвезли.
- Вы знаете, у нас в Горно-Алтайске, я сколько лет в городе не жила, постоянно на заработки уезжала, я просто сейчас в шоке, у нас такой беспредел творится, это просто ужас какой-то. Не Россия, а другая страна.
- Ну, вот мы сейчас это опубликуем и посмотрим – в 22 часа вечера закроется, не закроется. Еще момент. Ну вы понимаете, что скорее после этой публикации Вас уволят.
- А я не боюсь, я уже им сказала – я уйду. Вы знаете, она просто недоплачивает еще. Она говорит: «Когда народу мало, я буду вам копейки платить», у нас половина уже разбежались: два повара, бармен, официанты разбежались.
- То, что она не доплачивает, это нужно с ней по-хорошему просто поговорить, вот вы понимаете, мы все кормимся от клиентов и давайте как-то договоримся, что если выручка маленькая, то не доплачиваете, а если выручка большая, то чуть-чуть премию, немножко, чтобы у работников был интерес, чтобы клиенты побольше денег работникам оставляли. Ну, это просто сразу надо на берегу обговаривать, что порядок будет такой, когда маленькая выручка - все страдают, когда большая выручка – всем побольше. Давайте сейчас мы напишем заметку, разговор записывается, так что... Я на этом телефоне, если что звоните.
- Хорошо. Вы в следующей газете напечатаете, да?
- Сейчас это будет на сайте «Листка» напечатано, в «Одноклассниках», во «Вконтакте». На связи, до свидания.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 (11 голосов)