По аналогии с известной фразой "Казнить нельзя помиловать" теперь можно расставить знаки препинания в заглавии к этому материалу. 20 марта к административной ответственности по статье "Оскорбление" был привлечен Никита Макаренко, совершивший нападение на меня ночью со 2 на 3 января наступившего года в местном кафе.

Штрафом в тысячу рублей, вероятнее всего, отделается человек, который оскорблял меня за мои статьи, плевал мне в лицо и до кучи ударил по лицу. А все потому, что закон наш, равно и как представители закона, очень удобно трансформируются в зависимости от ситуации.

Привлечь Макаренко к уголовной ответственности по части 3 статьи 144 Уголовного кодекса "Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста" пока не удалось. И Следственный комитет и прокуратура в этом отказали, даже несмотря на развернутые жалобы с изложением мною всевозможных доводов. Так, руководитель Турочакского МСО подполковник юстиции Г. О. Деребизов в своем постановлении об отказе в удовлетворении жалобы от 2 марта 2020 года пишет, что хоть в ходе процессуальной проверки следователем и установлен факт конфликта и высказываний нецензурных, вроде "Ты про нас всякую х*** пишешь" и все остальное, но вот состава уголовного преступления тут нет. "…поскольку в его (речь о Макаренко, - прим. ред.) высказываниях отсутствует указание на конкретную публикацию Рябовой П. О., а также требования о ее опровержении либо отказе от написания подобных публикаций в будущем".

"Фразу Макаренко Н. А. о том, что Рябова П. О. "пожалеет об этом", нельзя расценивать в качестве угрозы. Поскольку она не конкретизирована, в словах Макаренко Н. А. отсутствовали высказывания о конкретных вредных для Рябовой П. О. последствиях в виде уничтожения или повреждения ее имущества, применения насилия, убийства и т. п., которые могут наступить при определенных обстоятельствах. При этом следует отметить, что по смыслу уголовного закона угроза должна быть конкретная и должна восприниматься потерпевшим как реально осуществимая. В рассматриваемой же ситуации невозможно определить, каких именно действий со стороны Макаренко Н. А. могла опасаться Рябова П. О." Ну да, и правда, чего может опасаться женщина от мужчины, который обхаркал ее и "съездил" по лицу. Даже представить страшно, чего можно было опасаться, учитывая, сколько раз я видела Макаренко в драках, притом чаще всего с заведомо слабыми оппонентами либо при поддержке компании друзей. Вообще "нечего" опасаться… В общем, получается, что привлечь Макаренко к уголовной статье можно было бы, если бы я, так же как и он, имела возможность подготовиться и приукрасить свои показания. Его бы привлекли, если б он сказал: "Вот ты, Полина Рябова, журналист газеты "Листок", такая гадина, что написала про Васю в такой-то статье такого-то номера, и если еще раз напишешь, я тебе ноги переломаю"… Вот тогда да, тогда бы было о чем говорить, а так - нет состава преступления. Можно ходить и спокойно поливать грязью журналистов, можно даже подопнуть, наверное… То есть наше законное государство толкает нас к беспределу, чтобы наказывали таких вот их же путями…

Однако после отказа Следственного комитета в возбуждении дел по уголовной статье вновь открылся вопрос о привлечении к административной ответственности Макаренко по статье 6.1.1. "Побои" и по статье 5.61 "Оскорбление".

Изначально по первому пункту мне пришел отказ от участкового уполномоченного полиции МО МВД России "Турочакский" капитана полиции Крачнаковой В. А. Устно мне пояснили, что, если говорить простым языком, раз СК отказал по всему сразу и побоев не установил, то и МВД тоже отказал. Но в самом определении указано, что дело по побоям не возбудили, потому что телесных повреждений на момент осмотра не выявлено.

"Собранные по делу доказательства в совокупности являются недостаточными для признания Макаренко Н. А. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.1.1 КоАП РФ, так как объективными данными (результатами медицинского освидетельствования) не подтверждены".

А смех весь в том, что бумажка (по-другому не скажешь) о медицинском освидетельствовании не имела не фирменного бланка, ни печати, лишь подпись какого-то дежурного врача Стаценко Е. И. У этой барышни хватило времени меня раздеть догола, чтобы осмотреть лицо, а вот чтобы нормально оформить документ, не хватило. Собственно, в бумажке этой о медицинском освидетельствовании только и написано, что на момент осмотра телесные повреждения не выявлены. А должно было быть все подробно описано, вплоть до обстоятельств произошедшего. Но я, наивная, не обратила на это внимания, так многоуважаемая госпожа Крачнакова сказала, что и такого медицинского освидетельствования достаточно.

Да и я уже сталкивалась с подобными делами, и знаю, что для того, чтобы передать на рассмотрение дело по административной статье "Побои", достаточно самого факта, и не обязательно должны быть какие-то явные признаки применения насилия. На то она и административная, легкая, так сказать, статейка. Ибо какие уж особенные следы могут остаться от ударов по лицу ладонью, тем более через 14 часов.

Однако сейчас доказательств оказалось недостаточно, и пришлось выяснять этот вопрос посредством жалобы в МВД. Там я задала вопрос, почему в отношении других лиц в подобных же обстоятельствах возбуждаются дела по статье "Побои", а Макаренко от ответственности уходит. Я спросила на рассмотрении жалобы заместителем начальника МО МВД России "Турочакский" подполковником внутренней службы В. А. Самойловым, почему не была проведена судебно-медицинская экспертиза. Я не понимаю смысла экспертизы на основании документа о медицинском освидетельствовании, но такой порядок, и он должен быть исполнен.

И тут выясняется, что Крачнакова попросту забыла прикрепить ее к материалам дела. Как это возможно у капитана полиции, который занимается подобными делами сплошь и рядом, вы мне скажите?! Самойлов попросил принести Крачнакову документ из ее кабинета, и выяснилось, что экспертизу провести было невозможно, как раз в виду того, что документ о медицинском освидетельствовании без печати лечебного заведения, и амбулаторная карта не заполнена, за что отдельное "спасибо" врачу Турочакской БУЗ Стаценко. А сейчас уже восполнить запись в амбулаторной карте не представляется возможным. Попросту время прошло, и никак уже не доказать, что побои имели место быть.

Это уже не первая ситуация, когда благодаря действиям, или скорее бездействию Крачнаковой Макаренко уходит от ответственности. Ведь они находятся в дружеских отношениях, и для многих в дерене это не секрет. Об этом я и рассказала заместителю начальника МО МВД Самойлову, предъявив определенные доказательства. Но то дела давно минувших дней, и привлечь ее к дисциплинарной ответственности уже невозможно. Не надо было жалеть в свое время. Ну а сейчас наказать капитана полиции тоже не получится, потому как Крачнакова, по сути, выполнила все процедуры. Она прекрасно знала, что такая "филькина грамота", как мое освидетельствование, повлечет отказ, но не поставила меня в известность. А это моя была обязанность - добиться в больнице, чтобы документ выглядел посерьезнее. Сообщать об отказе в судебной экспертизе ввиду недочетов, Крачнакова, по словам Самойлова, тоже была не обязана. Вот тебе и результат. Надеюсь, этот рассказ будет для кого-то поучительным, и вы не совершите моих ошибок, если вдруг с вами случится что-то подобное.

В результате справедливость пока восторжествовала только в мировом суде, где рассматривалось дело об оскорблениях. Никита порадовал заученными фразами, в которых он с легкостью начинал путаться, когда судья задавала один и тот же вопрос несколько раз подряд. Я в очередной раз послушала, как якобы столкнулась с Макаренко плечами в кафе, когда последний направлялся к выходу, после чего он вдруг услышал, что я что-то ему кричу. Из-за музыки ни один его свидетель ничего не слышал, а он услышал и понял, что "мои крики" предназначены именно ему. Что я "кричала" тоже было не ясно, но Никита Андреевич меня якобы рьяно успокаивал, как следует из его слов. Смех, да и только. Противнее всего было слушать его выступление в прениях: "Я никогда бы не оскорбил девушку, и уж тем более не наплевал бы ей в лицо. Я слишком хорошо воспитан родителями". Учителя Никиты, работники ПДН и немалое количество девушек, и не только, в Турочаке оценили бы его актерское мастерство воистину. Ну, да ладно, радует, что хотя бы в какой-то части правда восторжествовала, и пусть все будет, как должно…

НА СНИМКЕ: в мировом суде Турочакского района вынесено решение о назначении административного штафа Макаренко Н. А. по статье «Оскорбление»

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 2.38 (4 голосов)