После введенного в России режима самоизоляции из-за пандемии коронавируса многие представители малого и среднего бизнеса оказались под угрозой. Предприятиям и торговым точкам пришлось на время закрыться или ограничить свою деятельность. В связи с этим многие из них уже терпят колоссальные убытки, что может привести к тому, что бизнес придется свернуть. Представители алтайской политики, предпринимательства и общественности оценили возможные риски для бизнеса, спрогнозировали его судьбу и рассказали о том, чего лишились они сами в период самоизоляции.

 

Сергей Калиниченко, индивидуальный предприниматель, руководитель реготделения «Партии малого бизнеса» в Алтайском крае:

- Если меня спрашивать о режиме самоизоляции как индивидуального предпринимателя, могу сказать, что мое направление бизнеса попало в число организаций, которым указом губернатора не запретили работать. Поэтому утверждать, что я лично сильно пострадал, нельзя. Если же говорить обобщенно о предпринимателях в крае и в стране в целом, то ситуацию все знают не хуже меня. Практически все предприятия несут колоссальные издержки. Да, некоторым разрешили работать, но объем заказов, обороты упали даже не на 10 или 20, а на 80 % и более. У торговых точек, к примеру, нет продаж, поскольку основная масса граждан все же находится на самоизоляции. Никакой покупательной активности ни в стране, ни в регионе нет. При этом вся налоговая нагрузка, коммунальные платежи, кредитные обязательства остались прежними. Особенно трудно приходится тем областям, которые по постановлению правительства не отнесены к пострадавшим. У них просто патовая ситуация. Хотя даже те, кто отнесены, пока не видят этой поддержки, поскольку механизмы получения льготных кредитов и налоговых каникул не отрегулированы.

Те же предприятия, которые не попали в этот список, вообще выживают, как могут: у них нет никаких продаж, за аренду они платят обычные взносы, зарплату работникам начисляют в том же объеме, НДС платят полностью. Я даже не говорю про малый и средний бизнес, поскольку больших жировых запасов нет даже у компаний покрупнее. Те предприятия, которые долго могут держаться на плаву в таких условиях, можно пересчитать по пальцам одной руки. А представители среднего бизнеса, даже с хорошими оборотами, на мой взгляд, протянут не более двух месяцев. Им так или иначе придется предпринимать какие-то шаги, которые не самым позитивным образом скажутся на экономике, на трудоустройстве, на уровне зарплат и на бюджете, в который не будут поступать налоги.

Что касается малого бизнеса, то там мотивации у людей нет вообще, поэтому вряд ли можно говорить об этом кризисе, как о толчке для дальнейшего роста. Я считаю себя представителем микробизнеса, и у меня заказы уже упали, сократились обороты, я теряю уже сейчас. А если говорить о людях в малом бизнесе, это вообще их основной заработок. Они выстраивали какое-то время свое маленькое предприятие по продаже услуг или товаров, а сейчас могут остаться ни с чем. Сегодня мне звонил владелец магазина косметики, который разместил свою точку в торговом центре, раскрутил ее, людей прикормил, к нему начали ходить, и ему вроде на все хватало - платить за квартиру, по кредитам и покупать покушать. Сейчас у него все этого не стало, а запасов нет, поэтому человек в полной прострации, не понимая, куда ему идти и что делать. Таких примеров очень много, только за день мне позвонило с десяток таких предпринимателей с одним и тем же вопросом: «Что делать?»

Пока непонятно, будет ли им какая-то поддержка от государства. Хочется надеяться, что государство по крайней мере будет что-то думать в этом направлении. Самоизоляция, вирус и то, что люди действительно пострадали, - факты уже свершившиеся. Никому не надо доказывать, что люди понесли убытки. Поэтому, на мой взгляд, в нормальных условиях вопрос поддержки должен рассматриваться, и какие-то действия должны предприниматься. Если этого не будет, мы получим огромное количество безработных и малое число предприятий, которые будут способны вести деятельность.

Если говорить о дефиците каких-то товаров или услуг, то большой нехватки я пока лично не заметил. Наверно, прошло еще не так много времени. Привыкнуть можно ко всему и решать вопросы можно по-разному. Конечно, хочется жить в нормальном режиме. У меня есть вопросы, которые я пока не могу решить. но я понимаю, что эпидемиологическая ситуация сейчас такова, что придется ждать. Без сомнения, самое главное - это здоровье людей, нужно не допустить распространения этой заразы. А что будет дальше - большой вопрос, на который я пока не могу ответить.

Василий Железовский, депутат АКЗС от фракции «Справедливая Россия»:

- Та истерия, которая развернута вокруг коронавируса, будет иметь для нашей и без того отсталой, средневековой экономики чудовищные последствия. Мне сложно прогнозировать, как это период переживет малый бизнес, вернее, то, что от него осталось, потому что среды для его развития ни в крае, ни в стране практически нет. Это публично признает и губернатор Виктор Томенко. С помощью тех огромных вливаний, которые были направлены на поддержку малого и среднего бизнеса в регионе, мы смогли лишь сдержать их падение.

Решать социально-экономические проблемы края, ту же тотальную безработицу, сегодня пытаются за счет самозанятых, которые каким-то образом пока держатся, хоть и остались за бортом экономики. Сегодня примерно половина работоспособного населения региона (500-600 тысяч человек) - «лишняя». У нас практически уничтожен производственный сектор экономики. Один предприниматель из Барнаула заявил мне, что Виктор Томенко пытается привлечь в край новые производства, я с этим согласен, но вопрос в другом: что это решит, если надо трудоустроить почти 600 тысяч человек? Отстроенная сегодня система в принципе не способна решить такие вопросы. Я могу заявить, что за три года моей работы депутатом АКЗС мы не приняли ни одного акта, который бы способствовал развитию жизни на земле. Все они направлены на то, чтобы отнять, упорядочить, запретить, наложить, взыскать и т.д.

Что это вообще за пандемия - 27 или 37 заболевших? Ну лечите их, изолируйте, эпидемию стоит объявлять, когда заражено свыше 2 % населения. У нас сегодня эпидемия СПИДа, и мы об этом молчим, у нас туберкулез уже на пороге эпидемии - мы не предпринимаем никаких мер. Зато нам каждый день объявляют, сколько в регионе заболевших коронавирусом. Почему-то о тех данных все молчат. Всех людей отправили на самоизоляцию, а полиция не изолирована. Их только в Камне 300 человек, которые передвигаются без масок и без спецодежды. А что у нас происходит в воинских частях, которые не расформировывают из-за пандемии, они что, массово болеют или в противочумных костюмах ходят?

Могу рассказать, как переживает режим самоизоляции каменская спортшкола,в которой я работаю заведующим бассейном «Аквамарин». У нас выпадают дополнительные доходы, которые образуются за счет оказания платных услуг. Поэтому я с уверенностью могу сказать, что про запланированный ранее ремонт мы уже можем забыть. Фильтры мы не меняли с момента открытия, планировалось в этом году вскрыть их, проверить и заменить хотя бы один, теперь это стало невозможным. А если это продлится еще 2-3 месяца, вообще неизвестно, как мы будем существовать. Независимо от того, работает бассейн или стоит, мы обязаны вносить туда химреагенты - там 400 тонн воды. Иначе там вырастет камыш, зацветет вода и заквакают лягушки. На химреагенты нужно порядка 40 тысяч рублей в месяц. Я еще не беру в расчет затраты на электроэнергию, коммунальные услуги и пр. Взять их теперь негде.

Что говорить про предприятия малого бизнеса, многие из которых теперь просто разорятся. Я в малом бизнесе с 1990-х годов, и когда говорят о мерах его поддержки, мне становится страшно. Государство должно хотя бы не мешать ему развиваться. Малый бизнес нужно освободить от всех налогов и дать ему спокойно выходить в торговлю. Чем бы сейчас не закончилась эта холера, мы уже живем в другой стране, в другой реальности, которая будет хуже, чем была. У нас будет хуже с работой, с производственным сектором, мы будем больше работать и меньше получать. В каменских больницах уже планово сокращают зарплаты. Ко мне обращаются медики, которые говорят, что из-за пандемии им оставили голый оклад в связи с сокращением плановых больных. При этом обязанности у них остались прежними, я уверен, что после того, как это все закончится, зарплаты им никто не поднимет, а количество работы только возрастет. Поэтому последствия будут крайне негативными для всех отраслей, я в этом убежден.

Андрей Соболев, руководитель Алтайского отделения ООД «Патриоты великого Отечества»:

- Мне кажется, что предпринимательство, малый или средний бизнес, как и любой другой, связаны с рисками, и люди знали, на что шли, когда начинали заниматься такого рода деятельностью. В текущей ситуации нужно поддерживать наверное, даже не предпринимателей: у них наверняка есть запас «жира», поскольку были и хорошие времена, в которые они успели накопить капитал. У всех моих знакомых предпринимателей есть такой «жирок»: они знают, что времена могут меняться, и этот запас у них есть. Жалко простых работников, которые трудятся на предприятиях малого и среднего бизнеса. Они могут очень серьезно пострадать: кого-то уже переводят на неполный рабочий день с сокращением зарплаты и т.д. Вот этих людей конечно как-то нужно поддерживать.


Я работаю в бюджетной сфере, и на себе пока не заметил какого-то влияния, но если судить по моим знакомым предпринимателям, пока они еще по инерции работают нормально и не ощущают серьезных проблем. Дальше, конечно, будет видно.

Владимир Семенов, руководитель фракции ЛДПР в АКЗС:

- На мой заработок самоизоляция из-за коронавируса повлияла так же, как и на всех. Планы нарушились из-за ограничений, как у всех. Но сейчас нет смысла об этом говорить, потому что не важно, у кого больше или меньше. Мы все в одной ситуации. Мы пока находимся только у подножия горы или, наоборот, у края ямы - это как рассуждать. Шел разговор: давайте неделю поживем дома. Ну, неделю как-то поживем. Потом месяц. Наверное, и месяц проживем. Достанем из погреба банку огурцов и пожарим картошки. А что будет дальше? Это большой вопрос. Мы же не знаем, на сколько нас изолировали - до конца апреля или до конца мая.

Пока мы никаких реальных мер поддержки бизнеса не видим, видим только их декларации, а не реальные шаги. Когда говорили про ипотечные и потребительские кредиты для населения, речь шла о том, что людям надо дать отсрочки, поскольку они лишаются дохода. При этом тут же декларируется, что работодатель должен обеспечить среднюю заработную плату вне зависимости от того, работают они или находятся дома на самоизоляции. Тогда вопрос: а что изменилось в судьбе человека, если он получает зарплату и имеет возможность оплачивать кредиты? Бизнес, который должен содержать работников, также закредитован и имеет обязательства по аренде, лизингу, долги перед поставщиками и так далее. Бизнесу и надо иметь возможность получить эти кредиты.

Я считаю, что меры, которые декларируются, наверное, достаточны. Но от декларации надо переходить к реальной поддержке. Причем она должна распространяться не только на пострадавшие отрасли, а на львиную долю бизнеса. Поддержка должна коснуться буквально каждого.

Пока идет разговор только о предприятиях, которые признаны пострадавшими. Но пострадал у нас весь бизнес. Если бизнес не выживет, он закроется и люди потеряют работу. Тогда наше государство столкнется с огромной проблемой сокращения рабочих мест, люди будут стоять на бирже труда. Предприниматель решит свою проблему либо через банкротство, либо через закрытие, либо через оптимизацию. Как государство потом будет решать свои проблемы с огромной армией безработных и обрушенной экономикой?

Я считаю, что налоговая нагрузка, которая будет отложена на какой-то период, должна быть серьезно реструктуризирована. Понятно, что ряд налогов можно недоплатить сейчас, но их придется платить потом. Надо эти деньги заработать за период простоя и за период работы. Соответственно, нужна реструктуризация на больший срок. Также нужно создать инструменты для банков, чтобы они имели возможность реструктуризировать кредиты широкому кругу предпринимателей, практически всем. Долговая нагрузка может стать неподъемной. От коронавируса мы оправимся гораздо быстрее.

Владимир Мякишев, предприниматель, атаман Барнаульского городского казачьего общества:

- Естественно из-за ограничений упали доходы. Сплошь одни убытки. Сегодня перекрыты не только многие направления, но и целые индустрии. Нет возможности привлекать людей к работе и самому участвовать в тех или иных проектах. Планов было очень много и все они нарушились. У меня производство на летний период сорвалось, потому что рынок стоит. По туризму тоже было много планов. Самое главное, что общественная деятельность приостановлена, а у меня были планы по работе с детьми в рамках военно-патриотического воспитания.

Все мероприятия и соревнования сорвались. Неизвестно, когда все заработает. Где искать выход? Не в петлю же лезть. Все предприниматели должны сесть и маски шить? Больше на сегодняшний день ничего и никому не надо. Да, кто-то сориентировался и начал шить, а остальным что делать? Если у кого-то ресторанный бизнес, туристический, перевозки пассажирские? Этот список можно долго продолжать. У нас в основном бизнес связан с продажей какого-либо продукта, его производства или с оказанием услуг. Они не могут делать все это онлайн. Ситуация не коснулась только программистов, а всех остальных коснулась. Идет обнищание населения семимильными шагами. Соответственно покупательская способность теряется. Даже если сейчас пытаться как-то выворачиваться, то услуги и товары продать некому, потому что у населения нет денег на это. Выбито несколько звеньев, из-за этого нарушилась вся цепь.

Власти говорят о поддержке. Но они говорили, что и пенсионный возраст не будут повышать, и что Конституцию не будут менять. Как верить-то нашим властям? Я верю в то, что есть. Я никакой поддержки не ощущаю. Тут изобретать велосипед не надо. Как на Западе поддерживают, так и у нас надо. Но в нашей стране почему-то все за свой счет должно осуществляться. Если речь идет о помощи, то надо финансовую поддержку оказывать, а не кредитами, льготами и отсрочками. А если речь идет об имитации помощи, тогда все нормально. Видимость создается, отчеты пишутся.

Юрий Матвейко, руководитель Алтайского топливного союза, вице-президент российского топливного Союза, депутат АКЗС:

- То, что сейчас делается в регионе, – это, в первую очередь, заслуга губернатора: он принял верное решение запустить стройку, промышленные производства и те предприятия, которые не попали в жесткий список ограничений. Это большое дело, это не дает региону провалиться в бездну, а так же сохранить промышленность и рабочие места.

Что касается помощи для малого и среднего бизнеса, то мы видим, что меры, которые принимаются властью, наверное, недостаточны. Больше поддержки получат предприниматели в богатых регионах, где бюджеты профицитные, и у руководителей субъектов есть больше возможностей оказывать финансовую помощь, либо давать послабления имущественного характера или же по уплате налогов. Наш бюджет, к сожалению, дотационный. По предварительным расчетам Минфина региона и ФНС, сумма выпадающих доходов в бюджет может достигнуть 17-18 млрд рублей и, соответственно, без помощи федерального центра предприниматели региона вряд ли смогут получить какие-либо послабления по налогам, кроме тех, которые анонсирует правительство РФ для особо пострадавших сфер деятельности. На мой взгляд, власти в текущей ситуации нужно больше общаться с предпринимателями и руководством бизнес-объединений, потому что они остро заинтересованы в скорейшем разрешении текущих проблем, обусловленных распространением коронавирусной инфекции.

У нас пострадали больше всего самые маленькие и средние предприниматели, которые на протяжении уже трех недель не работают, и люди, соответственно, сидят без зарплаты, потому что, как правило, трудятся по сдельной оплате или вообще не могут работать из-за жесткого ограничения сфер деятельности. Сказать, что наши предприниматели получат какую-то серьезную помощь, налоговые льготы или частичную компенсацию выплаченных зарплат, на мой взгляд, нельзя – вряд ли такое случится. Мы видим, что идет докапитализация фондов поддержки бизнеса, где предприниматель может прокредитоваться на решение текущих задач. Но на большую помощь пострадавшим предпринимателям, на мой взгляд, рассчитывать не стоит. Нужно больше рассчитывать на себя, как, в общем, и во все времена.

У нас в компании есть несколько сфер деятельности, в том числе сдача имущества в аренду. Где коммерческая недвижимость – там на 50 % люди не работают, где торговая – на 100 %. Безусловно, это прямые убытки. Некоторые арендаторы, которые вынуждены были приостановить или полностью свернуть свою деятельность, тоже терпят убытки. В общем, это коснулось всех. Значительно страдают собственники недвижимости, которые платят коммунальные платежи, земельные и имущественные налоги, исполняют свои обязательства перед банками. Это цепная реакция, которая может утянуть многих на дно. Никто не говорил, что бизнес – это простая сфера деятельности, никто не говорил, что будет легко. Кто-то может серьезно пострадать, кто-то в меньшей степени, но теряют все.

Ситуация может развиваться в различных направлениях. Конечно, не хотелось бы получить европейский или американский сценарий развития событий. Дай бог, чтобы мы в течение ближайших месяцев как-то уже начали восстанавливать сферу услуг, общепит, восстановить производство и латать дыры пробитые в бюджетах предприятий.

Данил Снитко, креативный директор барнаульского агентства «Два слова: бренд-консалтинг»:

- Всеобщая самоизоляция отрицательно повлияла на наш заработок — по сравнению с аналогичным периодом 2019 года выручка упала почти на четверть. Но мы продолжаем работать в полном составе, только удаленно. Благо, для удаленной работы мы были полностью подготовлены.

На «удаленке» мы с 18 марта, ушли, кажется, раньше всех в Алтайском крае. К настоящему моменту натренировались удаленно делать что угодно. В целом на «удаленке» жить можно. Да, теряется «магия общения», меньше ощущается «химия в команде», но в качестве временной меры «удаленка» вполне терпима. Есть подозрение, что некоторые задачи в таком режиме выполняются даже лучше, чем в офисе, ибо никто не отвлекает.

В качестве антикризисных мер мы облегчили по цене и срокам пакеты основных услуг — на брендинг, на дизайн, на концепции, в кратчайшие сроки запустили разработку легких сайтов для бизнеса. Есть план быстро, в течение месяца, сделать англоязычный микросайт, потому что доллар растет, и российские агентства могут вскоре найти хороших клиентов за рубежом. Прорабатываем набор предложений для отраслей, которые пострадали более всего, и для отраслей, которые на подъеме. Пока в процессе, готовность — неделя. Запустили консультации для клиентов на тему «кто виноват и что делать?» Все бесплатно, просто созваниваемся и вместе думаем, что делать клиенту в текущей ситуации. Клево и для клиента и для нас — потому, что получаем отраслевые инсайты и прокачиваем мозги. Прорабатываем сразу несколько гипотез на тему «а что, если все будет совсем плохо?»

Ни под какие кредитные каникулы и субсидии, предусмотренные новыми корявыми законами и подзаконными актами, мы не попадаем, поэтому на помощь государства не рассчитываем. Худшее, что сейчас можно сделать — это сложить лапки и впасть в анабиоз, ожидая помощи сверху. Мы рассчитываем только на свои силы.

https://www.bankfax.ru/opinions/136257/

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)